Религии » Астраханские иконописцы
Разместил: Admin   Дата: 24.01.2008 22:43
Комментарии: (0)   Рейтинг:
Астраханский писатель Александр Марков закончил работу над новой книгой “Глубинки русской образа”. Сегодня мы предлагаем читателям в сокращении одну из глав его рукописи.

***

О начальном становлении иконописного дела в Астрахани писать очень трудно. Практически об этом нет документального материала. Но надо полагать, что с возведением в Астрахани первых церквей появляются и иконописцы для их украшения.

В Астраханском государственном архиве сохранились документы с именами некоторых иконописных мастеров XVIII века, и связано это с кафедральным Успенским собором.

Знаток Поволжья, литератор С. Монастырский писал в 80-х годах XIX века: “Астраханский собор – украшение и венец Астрахани. Стройный и величественный, он виден со всех возвышенностей за 30 верст. Плывущие по Волге к Астрахани все без исключения любуются собором. Издали, когда самый город кажется еще в тумане, стройный силуэт собора вырисовывается ясно, купола и кресты как бы касаются облаков, и самый город с его церквами и строениями кажется подножием храму”.

Верхний храм во имя Успения Божьей Матери был просторный и светлый, имел два яруса окон и огромный, в восемь ярусов, иконостас.

Живописные работы для иконостаса выполняли приглашенные мастера из других городов, видимо, уже зарекомендовавшие себя в иконном художестве. “1704 года, февраля, в 4-й день преосвященного Тихона, митрополита Казанского и Свияжского, домовой его иконописец Николай Стефанов сын Попов, именитого человека Григория Дмитриевича Строганова домовой иконописец Иван Андреев сын Чирок, нижегородский посадский человек Василий Романов сын Бобылев, Балахонского уезда села Погоста Никольский поп Иван Петров в Астрахани преосвященного Сампсона митрополита Астраханского и Терского, у старца строителя Феодосия, казначея Арсения подрядились в верхней соборной церкви святые иконы написать своим золотом и серебром и всякими красками на Архиерейском дворе, а рядили тысячу пятьсот рублев на своих хлебе и харчах”.

Среди иконописцев отмечается домашний иконописец промышленника Григория Строганова Иван Андреев Чирок. Это очень примечательно, Григорий Дмитриевич Строганов был владельцем всех огромных великопермских, зауральских, солевычегодских, устюжских и нижегородских имений. Оказывал Петру I помощь во время Северной войны. В 1701 году на свои деньги снарядил два военных фрегата. Коллекционировал древние русские иконы. Имел иконописные мастерские, которые славились своими изографами, работа которых вызывала восхищение современников виртуозным рисунком, красотой чистых, сияющих красок, тонкой проработкой деталей и разнообразием сюжетов, переданных с многочисленными подробностями.

Так что с уверенностью можно сказать – иконы для восьмиярусного иконостаса выполнялись в лучших традициях строгановских мастеров.

Иконописцы тогда составляли как бы особое сословие, которое пользовалось всеобщим уважением и почетом, причем они должны были обладать высокими нравственными качествами.

Но, по-видимому, к написанию икон допускались и талантливые одиночки, не входившие ни в какие ремесленные корпорации. Так, в находящемся в Астраханском историко-архитектурном музее-заповеднике Синодике Астраханского Троицкого монастыря, начатом в XVII веке, на обороте 119 листа читаем: “Отставной солдат Дионисий Фадеев вместо вкладу написал Страсти Господни в большой Троицкой церкви выше иконостаса в 1740 году”.

Остается только строить догадки, где бывший солдат обучался изографическому искусству.

После реформ Петра I церковная живопись претерпевает большие изменения, появляется большое количество икон академического письма, выполненных иногда в небрежной манере. Церковь старалась ограничить продажу таких икон. В этом смысле интересно “Отношение Астраханской Духовной консистории о наблюдении за иконописцами”, составленное в 1798 году: “Медных и оловянных иконок не лить и продажи оных в рядах не чинить. В иконных изображениях странных и нелепых непристойностей не писать и оные искоренять. Для того Астраханский архиепископ Платон утвердил: “Поелику Астраханской кладбищенской церкви уволенный от должности священник Василий Андреев и сын его Михайло Васильев довольно замечены в живописном художестве и искусстве, то препоручить им здесь, в Астрахани, быть над живописцами и иконными старостами и никого из живописцев и иконников писать против них не допускать и в церквах к писанию иконостасов не подряжаться без их ведения и одобрения”.

Вскоре им пришлось показать свое мастерство на самом важном объекте – Успенском кафедральном соборе. Через сто лет после строительства собора иконостас в нижнем храме пришел в сильную ветхость и его решили заменить новым. В ведомости кафедрального собора говорится: “В нижний этаж Успенского собора подрядился делать новый иконостас из сухого липового леса в 1799 году астраханский государственный крестьянин Иван Клапцов”.

Он обещался, что его артель будет украшать колонны иконостаса самой искусной резьбой и производить золочение на полимент.

Одновременно с иконостасом готовились для него и иконы. Это оговаривалось особым договором: “1799 г. ноября 1 дня. Я, нижеподписавшийся астраханского хора певчий и живописец Михайло Васильев, дал сей контракт астраханского Успенского собора протоиерею Василию Памфилову и ключарю священнику Кириллу Васильеву в том, что по данной мне записи написать в нижнем соборе в алтаре и во всем вновь делаемом иконостасе иконы самою лучшею живописью, после коей покрыть лучшим спиртовым лаком за 130 рублев. Получив задаток 65 рублев, обещаю поставить иконы к указанному сроку декабря 20 следующего года, а если я к назначенному числу не напишу всех икон, тогда не должен получить 65 рублев достальные, а оставить их в пользу церкви, а иконы окончить безденежно, в том и подписуюсь. К сему контракту Михайло Васильев руку приложил”.

Как видно из контракта, Михайло Васильев работал уже один, вероятно, к этому времени его отец Василий умер.

Возможно, в Астрахани существовал целый клан живописцев Васильевых. Когда в 1781 году шел ремонт архиерейского дома, домовой Крестильной церкви и отделка покоев преосвященного Антония, то для их росписи “потребно было нанять иконников, причем указывалось как на сведущих в этом деле – на дьякона Знаменской церкви Якова Стефанова да певчего Афанасия Васильева”.

Особенно астраханцев в работах Михайла Васильева привлекала чистота и яркость красок. Тогда использовали только природные краски: охру, сиену, умбру, гимантит, лазурит, малахит, бирюзу, киноварь…

В XIX веке в связи с бурным ростом промышленности и торговли, с огромным притоком населения в Астрахани появляется целая сеть иконописных мастерских. Астраханский искусствовед Наталья Шевченко писала в статье “Иконопись в Астрахани”: “Большинство иконописцев, работавших в Астрахани, были приезжие из Владимирской, Нижегородской, Московской губерний – местностей со старыми высокохудожественными и высокодуховными традициями православной иконописи.

Первоначально многие мастера работали самостоятельно, с одним или двумя работниками, как, например, С.П. Суслов и С.В. Баранов, оба из Владимирской губернии. С 1870 года С.В. Баранов имел уже свою иконописную мастерскую на Косе и на него работали помощники и ученики И.З. Шулев из Владимира, С.И. Корин из Саратова, Г.И. Князев из Москвы.

В конце XIX века продолжали самостоятельно работать, выполняя заказы на написание икон, С.И. Корзин, П.К. Крюков, Т.В. Юркин из Москвы, Г.Г. Лапшин из Казани, Н.А. Денисов из Нижегородской губернии и другие”.

Большинство перечисленных Шевченко мастеров были иконописцами высокого класса, но работы их встречаются редко. В этом отношении повезло Корзину. Его работы, и в большом числе, стали вращаться среди коллекционеров лет десять назад.

В феврале 1990 года коллекционер Олег Марчуков принес показать мне интересную икону Николая Чудотворца. Икона тончайшего письма. Особенно удивительна работа по золотому фону. По сусальному покрытию, в местах, где, например, облака, идет тончайшая гравировка по левкасу. На одеяниях та же изумительная проработка под резьбу. К тому же дана разная тональность позолоты.

На полях приписные святые, справа – Иоанн Предтеча, Андрей Христа Ради юродивый, великомученица Екатерина. Слева – Архангел Михаил, Иоанн Златоуст, Преподобный Сергий Радонежский.

Но, что самое главное, икона была написана в Астрахани. Внизу, по охристому полю, мелкими буквами шла надпись: “Астрахань, мая 1 дня 1873 г. Писал мастер Савелий Иванов Корзин”.

Я видел уже вторую икону этого живописца. Первая тоже изображала Николая Чудотворца, только в рост, и была написана в 1872 году (находится в фондах Астраханского историко-архитектурного музея-заповедника). Икона написана в смешанной технике – и темперой, и маслом.

Через месяц Марчуков принес мне для реставрации и расчистки икону “Образ Преображение Господа нашего Иисуса Христа” на кипарисовой доске, на золотом фоне, хорошего изографического письма где-то середины XVIII века. Слева внизу шла мелкая надпись: “Астрахань. 1888 г. марта 15 дня. Внизу припись: “Исправлена мастером Саввой Ивановичем Корзиным”.

В мае 1992 года коллекционер Леша Геллер показал мне икону “Покров Пресвятой Богородицы” работы мастера Корзина. На оборотной стороне доски надпись: “Онисиму Васильевичу Белоногину. Покров”.

Через десять лет у астраханца Александра Валентиновича Коробченко я увидел икону, где на золотом фоне был изображен Господь Вседержитель на престоле, а по бокам в рост Богоматерь и Иоанн Предтеча. Икона удивительно хорошей сохранности, может быть, потому что на ней был серебряный, позолоченный оклад. На иконе, у кромки нижнего поля, стояла надпись: “1869 г. мая 15 дня пис. м. Савва Иван Корзин”. Оклад был выполнен известным астраханским серебряником Григорием Соломоновым. На иконе Корзина, как всегда, использована всевозможная гамма золотых оттенков.

В иной манере работал упоминаемый Шевченко Г.Г. Лапшин.

9 марта 1979 года астраханский коллекционер Александр Алексеевич Ячков принес показать мне довольно больших размеров икону, которую ему подарил сосед. Икона заказная, сложной композиции. В центре в рамке с овалом изображены Покров Пресвятой Богородицы и Воскресение Христово. По бокам приписные святые: первомученик дьякон Стефан, равноапостольная царица Елена, великомученица Екатерина, Иван Воин. Написана икона масляными красками очень хорошо. Живопись академическая, но местами плохо сохранилась. Многие лики совершенно нельзя разглядеть. Ячков принес ее показать больше из-за надписи на оборотной стороне доски. А надпись вот какова: “Сия икона написана по заказу священника Теплинской Иоанно-Предтеченской церкви Степана Нигрова старцем живописцем Лапшиным в г. Астрахани в 1875 году 12-го ноября. За написание этой семейной иконы взято им вместе с доскою десять рублей серебром”.

А чуть ниже идет добавление: “Время моего рукоположения в дьяконы в Гостино-Николаевской церкви г. Астрахани в 1866 году. 13 февраля, неделя православия, а во священника в Теплинской Иоанно-Предтеченской церкви Красноярского уезда в 1875 году 25 марта. Село Теплинское (Мухомар) от г. Астрахани в 50-ти, а от г. Красного Яра в 15 верстах”.

Эти иконы, как и многие другие, написаны на заказ. В это время в Астрахани появляется немало иконописцев, работающих в академической манере, масляными красками. Среди них были имеющие и светское образование.

Так, Александр Меликов, окончивший училище Московского общества поощрения художников, преподавал иконопись в Астраханской духовной семинарии. Но он писал иконы и на продажу. Вот какое объявление было опубликовано в № 5 Астраханских епархиальных ведомостей за 1899 год: “В Астраханской духовной семинарии Александр Михайлов Меликов (сын священника Михаила Ермиловича Меликова) принимает заказы на иконописную и стенную живопись, пишет портреты с натуры и с карточек, реставрирует картины по весьма доступной цене. С благословения преосвященного Сергия пишет иконы для епархиального склада. Обращаться в Астраханскую духовную семинарию”.

Нередко Меликова приглашали для росписи в церквах. Сохранилась расписка Александра Михайловича: “9 ноября 1909 г. Я, нижеподписавшийся, взялся написать для церкви курорта “Тинаки” десять картин на холсте, из них девять однофигурных и одну “Исцеление расслабленного” ценою 200 руб. Работу обязуюсь исполнить к 1 мая 1911 года… Евангелисты должны быть написаны на холсте, а прочие – на линолеуме.

Преподаватель рисования А. Меликов”.

Я видел иконы Меликова, они выполнены в хорошей академической манере. Он обучал иконописи и семинариста Бориса Кустодиева и всегда ставил ему отличные оценки. В фондах Астраханского историко-архитектурного музея-заповедника есть икона “Воскресение Христово” прекрасного академического письма. Христос воспарил над гробницей в необычайном сиянии. У подножия гробницы три воина-легионера. Двое в оцепенении закрыли глаза и отвернулись. Другой со щитом и копьем в руках в изумлении взирает на воскресшего Христа. На обороте иконы тушью выведено: “Сей образ написан руками Людмилы Григорьевны Ключаревой. Пожертвован Городскому женскому училищу г. Астрахани в день открытия его 2 сентября 1881 года”.

Ключаревы – это известная в Астрахани духовная семья. Предок Людмилы Григорьевны протоиерей Кирилл Васильевич Ключарев в начале XIX века составил “Летопись города Астрахани и биографии архиереев в оной бывших”. Астраханское Кирилло-Мефодиевское братство опубликовало в 1887 году эту рукопись под названием “Ключаревская летопись”. Где училась Людмила Григорьевна живописи и какова ее судьба, мне неизвестно.

А вот объявление, опубликованное в № 12 Астраханских епархиальных ведомостей за 1900 год: “Иконописная мастерская Федора Кононовича Моисеева принимает заказы на иконостасы с иконами, а также поновляет старые. Работы принимаются с ручательством за прочность и с рассрочкой платежа, совершаются под моим наблюдением. Образцы и рисунки можно видеть в мастерской в Астрахани близ Епархиального женского училища. Дом Курдова”.

Отец Федора Кононовича Конон Моисеев в 1871 году преподнес иконы Св. Александра Невского императору Александру II, когда тот был в Астрахани. Тогда у Моисеева было четыре работника. Теперь в мастерской его сына трудилось более тридцати человек – резчики по дереву, позолотчики, серебряники, иконописцы. Причем иконы делались и в канонах древнего письма – темперой, и в современной манере – масляной живописью на холсте и досках. Выбор икон был очень большой и разброс в ценах огромный. Можно было купить подокладную иконку с убором из латуни или литографию на жести за 1 руб., а те, кто побогаче, раскошеливались на иконы в серебряных окладах, которые доходили до 50 и более рублей.

Кстати, в Астраханском историко-архитектурном музее-заповеднике есть икона Иоанна Предтечи работы Федора Моисеева. В давние времена она была передана в музей дочерью Моисеева Ириной. Икона выполнена в лучших традициях древнерусской живописи. Она ковчежная, с левкасом, наложенным на паволоку. Писана фигура Иоанна на золотом фоне яичной темперой. Сама фигура Предтечи взята из деисусного чина, где чувствуется энергичный поворот влево с молитвенно протянутой левой рукой. Длинные пряди волнистых волос опускаются на левое плечо. Одежда Иоанна состоит из милоти темно-зеленого цвета с пробелами и оливкового цвета гимантия.

На коричневых полях приписные святые. Слева – Святой Апостол Андрей и Святая мученица Любовь. Справа - Преподобный Феоктист и Святая мученица Ирина.

Вероятно, именами этих святых были названы члены семьи Моисеева. Мы видим волевое лицо чисто русского склада. На голове темно-русые волосы, борода и усы с проседью. Проницателен взгляд серо-зеленых глаз.

Но были в Астрахани иконописцы, о которых мы ничего не знаем.

Однажды мой знакомый Олег Козело принес икону “Господь Вседержитель” и просил подправить руки и подрисовать замытые волосы на голове Иисуса Христа. Икона была в серебряном окладе, работы знаменитой московской фирмы Сазикова 1876 года. Живопись была академического письма, очень хорошей работы. На обороте стоял штамп: “Живописная и Картинная мастерская В.М. Умнова в Астрахани”. По-видимому, первоначальная живопись под окладом была испорчена, и владелец заказал новую икону под оклад. Об Умнове мне ничего неизвестно.

В селе Аксай Астраханской губернии иконы в иконостас местной церкви были написаны в 1873 году живописцем, окончившим Императорскую академию художеств, губернским секретарем Григорием Баклановым.

В 1845 году купец Яков Абезьянин пожертвовал тысячу рублей на исправление попортившихся икон в иконостасе Покровской церкви. Местный иконописец Жуков взял за работу 100 рублей серебром и подновил иконы не только в иконостасе, но и в алтаре. Качество его работы засвидетельствовали в акте протоиерей Николай Васильковский, Георгий Никольский и губернский архитектор Лизогуб.

Подновляли иконостас и иконы Успенского собора в 1861 году. Между прочим, иконы в Успенский собор были написаны мастерами Троице-Сергиевой лавры. Неизвестно, что стало с иконами строгановского письма, которые там были ранее.

Но прошло всего тридцать лет, и иконостасы Успенского собора вместе с иконами опять решили капитально обновить. Интересен договор, который был заключен в ноябре 1891 года старостой Успенского собора с иконописных дел мастером астраханским купцом Дмитрием Ивановичем Шпелевым:

“Я, Шпелев, обязуюсь снять со всего иконостаса верхнего собора все колонны и резьбу, и если окажется что поломанным, исправить и недостающее из резьбы вновь вырезать и позолотить самым лучшим золотом. Все иконы в иконостасе со всей осторожностью промыть, не покрывая их никаким составом…

За вышеназванную работу, которую обязуюсь окончить к 25 марта будущего 1892 года, собор должен уплатить мне 3 тыс. рублей”.

Но дело с реставрацией иконостаса оказалось настолько сложным, что Шпелев пригласил к себе в помощь астраханского художника Сергеева. На следующий год они также вместе начали обновление иконостаса нижнего Владимирского храма. Через два года они поновляли иконы в церкви Рождества Богородицы. В 1895 году с разрешения епископа Митрофана был позолочен иконостас в Троицком соборе кремля, иконы туда были написаны заново, а древние, темные иконы попросту уничтожены.

По-видимому, работа иконописцев Шепелева и Сергеева очень устраивала епархиальное начальство. Я никогда не видел икон, сработанных этими мастерами. Наверное, у них просто не хватало времени на частые одиночные заказы.

А спрос на иконы всегда был большой. В Астрахани в конце XIX – начале ХХ века продавалась самая разная по стилям и оформлению иконографическая продукция. Несомненно, иконы местных мастеров находили своих покупателей, особенно когда они были украшены серебряными окладами.

А. МАРКОВ.
Источник: http://www.volga-astrakhan.ru




Источник : http://astrakhan.ru/history/
Данный материал опубликован с разрешения администрации "Астраханского Регионального Портала". Комментарии:
Пока комментариев нет