Астрахань в начале XX века » Экономика края в начале XX века (1900-1917 гг.)
Разместил: Admin   Дата: 02.02.2008 23:48
Комментарии: (0)   Рейтинг:
Конец XIX- начало XX в. - особый этап в развитии российской экономики вообще и промышленности в частности. Начинался процесс интенсивного вытеснения частнокапиталистических предприятий «товарищескими» и акционерно-паевыми. И Астраханский край не составлял в этом отношении исключения из общего правила.

К 1913 г. в Астрахани, Астраханской губернии, а также в г. Царицыне было зарегистрировано 31 товарищество, связанное своей деятельностью с рыбопромышленностью, рыбной и рыбоконсервной торговлей. Сведения об организации торговых домов показывают, что заметный рост темпов их возникновения и регистрации начинается с 1908-1909 гг. Большинство зарегистрированных рыбопромышленных и рыботорговых товариществ являлось «полными», т.е. обладающими капиталами в сумме от 3 тыс. руб. и более. Это такие товарищества, как торговый дом «А. А. Шайкин и К°» (3 тыс. руб.), торговый дом «Бр. Сапожниковы» (200 тыс. руб.), товарищество «Синеморских промыслов» (250 тыс. руб.) и некоторые другие.

Аналогичные процессы происходили и в соляной промышленности. Уставы обществ были однотипными: «...приобретение, аренда, устройство и эксплуатация соляных месторождений, соляных копей и промыслов, солеваренных заводов, солемольных мельниц, заводов для химической переработки соли и других предприятий, связанных с соляной промышленностью, а также торговлей солью». Запрещалась лишь покупка обществом предприятий и промыслов, связанных с рыбной промышленностью. Но обращают на себя внимание сами учредители обществ: А.Э. Мейснер, А.И. Беззубиков и В.Г Степанов : все они -рыбопромышленники, соучредители различных акционерных обществ, деятельностью своей связанных с рыбной промышленностью и торговлей рыбой.

В кирпичную промышленность края глубоко проникло «Южно-русское товарищество «Керамик». Этому обществу в Астраханском уезде принадлежал крупный кирпичный завод «Керамик» с производством кирпича до 7 млн. штук в год.

В этот же период акционерное общество « Бр. Нобель» становится полным хозяином в торговле нефтью и керосином. К 1910 г. Астрахань как перевалочный пункт и торговая база горючих материалов превращается в крупнейшего монополиста не только региона, но и страны. В результате этой монопольной деятельности цены в Астрахани и других поволжских городах на жидкое топливо повысились с 1910 по 1912 гг. на 150%, что не могло не сказаться на положении судоходства и всей волжской промышленности, которая к этому времени уже почти полностью перешла на этот вид топлива. По мнению Астраханского биржевого комитета, «приходилось иметь дело не с нормальными законами спроса и предложения, а с искусственным повышением цен, являвшимся следствием действий синдиката нефтепромышленников, доведшего стоимость нефти до 40 копеек за пуд (в 1906 г. - не более 30 коп.)».

Акционирование затронуло судостроительные и судоремонтные верфи. Судоремонтная мастерская Д.А. Митрофанова в 1914 г. перешла к учрежденному им же акционерному обществу «Тепловой двигатель»; открытый в 1902 г. на эллинге механический завод астраханского купца, владельца пароходов и доков в Астрахани Е.С. Куликова, был сдан в аренду Х.А. Берману, а в 1913 г. - перешел товариществу «Б. Стенберг, П. Просвирин и М. Гюнтер» во главе с бывшим механиком завода Норен Б.А. Стенбергом, который взял на себя обязанности главного конструктора завода.

В 1896 г. представителями пароходств «Кавказ и Меркурий», «Самолет» и «Общество по Волге» была заключена «конвенция» об объединении пассажирских такс и согласовании времени отхода пароходов. Главной транзитной линией была признана линия Нижний Новгород - Астрахань.

В 1904 г. в Нижнем Новгороде состоялся ряд совещаний представителей ведущих пароходств с целью заключения договоров об объединении грузовых перевозок и установлении общего безубыточного фрахта.

В 1906 г. впервые в Поволжье был подписан формальный договор между пароходными обществами «Самолет», «По Волге», «Кавказ и Меркурий», «Восточное» и «Надежда» об общей взаимной перевозке грузов по Волге от Нижнего до Астрахани. Новый договор соглашения, подписанный 17 апреля 1909 г., предусматривал для предприятий, заключивших его, не только единство фрахта, но и нормировку перевозок. Для наблюдения за исполнением договора было организовано в Петербурге главное, или центральное бюро, из представителей договорившихся предприятий; на местах были образованы такие же местные бюро.

Главная цель соглашения - поднятие фрахта - была выполнена, одновременно были подняты и пассажирские таксы.

Расширили свое судоходное дело и некоторые рыбопромышленные предприятия, владевшие небольшими пароходами, паровыми баркасами, моторными лодками и пр. Так, фирма Д.Г Агабабова довела свой флот до 24 буксирных пароходов и баркасов,Торговый дом « И.В. Беззубиков и сыновья» располагал 11 буксирными пароходами, торговый дом «Бр. Сапожниковы» также значительно увеличил свой флот, и этот перечень можно продолжить.

Начиная с 1910 г. на Волге снова проходит широкая волна слияния пароходных предприятий в более крупные объединения и акционирования единоличных пароходств. Важнейшими из таких объединений были: о-во «Волга», о-во «Русь», о-во «Кавказ и Меркурий и Восточное» («Камво»). Общество «Волга», к примеру, образовалось из слияния четырех самостоятельных предприятий, два из которых были зарегистрированы и действовали в Астрахани и принадлежали астраханским купцам. Объединения происходили на различных уровнях, пока дело не закончилось созданием в 1917 г. общего «Союза судовладельцев волжского бассейна».

Безусловно, важным показателем активного развития капитализма является строительство железных дорог. Железнодорожная лихорадка, охватившая в конце XIX в. всю страну, Астрахань затронула не сразу. Но вопрос о соединении Астрахани с общей сетью железных дорог был предметом всеобщего внимания и обсуждения в течение примерно 25 лет (с конца XIX до начала XX в.). В его обсуждении принимала активное участие общественность г. Астрахани, Царицына, Камышина и Саратова, а также местная печать. С соответствующими ходатайствами к правительству обращались Астраханская Городская дума, Биржевой комитет, местное дворянство, астраханские губернаторы. Кроме того, заинтересованные в осуществлении этого предприятия два акционерных общества (Юго-Восточных железных дорог и Рязано-Уральской железной дороги) также представили в правительство подробные записки и разработанные проекты строительства Астраханской железной дороги. Правительство, в лице Особого присутствия при Комитете Министров, в 1894 г. также признало неотложной необходимость проведения железнодорожного пути к Астраханскому порту. Было предложено два проекта соединения Астрахани с общей сетью железных дорог по двум направлениям: один - по левому берегу Волги, другой - по правому, от Форпоста через Царицын. Мнения астраханских губернаторов также разделились: генерал-лейтенант Н.Н. Тевяшев энергично отстаивал левобережное направление, гене-рал-лейтенант М.А. Газенкампф - правобережное.

Традиционно значительная часть торговых отношений России с Персией и Средней Азией осуществлялась через Астрахань, долгое вре-мя являвшейся единственным, а потом одним из важнейших посредни-ков в торговых операциях с этими рынками. Однако с проведением железных дорог на Баку, а затем на Петровск, Астрахань вынуждена была уступить большую часть своих торговых оборотов новым конкурентам.

Нужды все возрастающего товарного движения через Астраханский порт обслуживались Волжским речным судоходством, соответственно увеличивающим свои размеры. Проектируемая железная дорога должна была бы связать Астрахань с общей железно-дорожной сетью и сделать транзитную торговлю практически бесперебойной, особенно в зимние месяцы. 5 марта 1899 г. на чрезвычайном собрании Астраханской Городской думы было принято Постановление, в котором говорилось, что Дума «...после оживленных прений постановила уполномо-чить городского голову И.Н. Плотникова и гласного Д.Н. Сергеева принять участие в предстоящем 18 марта совещании при министерстве, ходатайствуя об удовлетворении возбужденных ранее городом просьб о проведении железной дороги на Астрахань по левому берегу с вокзалом в городской черте - как линии, наиболее отвечающей торгово-промышленным потребностям не только Астрахани, но и всего края». В апреле 1903 г. было принято решение правительства: связать Астрахань с центральными районами страны железной дорогой через Саратов. В 1907 г. закончилось строительство железнодорожной ветки Красный Кут - Бузанская пристань, а в 1909 г. было открыто движение по линии: Бузанская пристань - Астрахань. С этого момента начинается качественно новый этап экономической жизни и деятельности Астраханского края и порта.

Первая мировая война оказала негативное влияние на экономику страны в целом и на экономику края в частности.

К началу войны в Астраханской губернии уже была завершена уборка хлебов с полей. Мобилизация была объявлена при начавшейся молотьбе. Значительная часть сельскохозяйственных рабочих была призвана на службу, и рынок рабочей силы сократился, хотя это обстоятельство почти не отразилось на успешном обмолоте хлеба. Но весьма заметно война отразилась на местных хлебных рынках: пшеницу и рожь закупали по низким ценам, и лишь овес и ячмень - по относительно высоким. Значительно понизились цены на продукты животноводства: мясо, молоко, масло, яйца и пр. С начала войны спрос на скот на столичных рынках заметно упал, а поступление его на рынки и ярмарки было достаточное большое, что привело к неизбежному па-дению цен (на 25-30% по сравнению с весной 1914 г.). Вместе с пони-жением цен на скот понизились цены на мясо и мясопродукты: с 20-30 копеек за фунт в 1913 г. до 16-18 коп. за фунт на городских рынках в 1914 г. Объясняется такое снижение цен резким уменьшением железнодорожных перевозок и общим угнетением рынка. Война, таким образом, стала причиной снижения цен на все сельскохозяйственные продукты. С другой стороны, поднялись цены на продукты фабричного и заводского производства.

В связи с войной были резко сокращены все сметы расходов Астраханского Управления земледелия на 1915 г.

В преддверии весенних полевых работ на первое место встал вопрос, связанный с наймом рабочей силы. Главное Управление землеустройства и земледелия признало необходимым принять меры по оказанию помощи хозяйствам, взрослое население которых было мобилизовано на действительную военную службу или записано в ополченцы. Особое внимание обращалось на подготовку посевного материала яровых хлебов. Была проведена бесплатная очистка, сортировка и обезвреживание семян, пополнены инвентарем зерноочистительные пункты, организованы временные передвижные обозы и отряды с достаточным набором сельскохозяйственных машин и орудий для безвозмездного обслуживания хозяйств военнослужащих. Кроме того, департамент земледелия предложил начальникам сельскохозяйственных учебных заведений оказать посильную помощь детям лиц, призванных на действительную военную службу, обеспечив им бесплатное обучение.

Летом и осенью 1915 г. вновь встал вопрос о нехватке рабочих рук во время уборки урожая. В связи с этим правительство приняло решение об использовании труда военнопленных. По имеющимся официальным данным на 24 июня, число военнопленных, занятых уборкой хлебов и на сенокосе, составляло: в Черноярском уезде - 850, в Царевском - 1409, в Енотаевском - 593 человека. Так как после 24 июня земские управы и частные лица получили право обращаться за отпуском пленных непосредственно в штаб Казанского военного округа, минуя промежуточные инстанции, то, естественно, указанные цифры возросли. В Астраханском уезде труд пленных стали использовать даже в садах. В Царевском уезде на 1 июля на учете состояло 2802 австрий-ца, из них 135 - больные и неработающие.

К концу 1915 г. правительство запретило торговлю овсом. Сдача в казну доброкачественного овса по казенной цене стала обязательной, в противном случае овес должен был изыматься со скидкой в 15%. Но эта мера мало коснулась Астраханской губернии, так как посевы овса в нашем крае были незначительны.

Проблемой весны-лета 1916 г. явился не только недостаток рабо-чих рук, но и полная неуверенность сельских хозяев в возможности успешно провести посевную, а затем и сбор урожая. В результате были значительно сокращены посевные площади. Кроме того, Губернское Земство приняло на себя обязанность поставить для нужд армии от Астраханской губернии 260 тысяч голов рогатого скота, что составляло почти 50% от общей численности наличного скота в крае. Следствием этого явилось постановление о запрещении частного сбыта скота и мяса за пределы Астраханской губернии. Также были установлены твердые реквизиционные цены на скот и мясо.

Неблагоприятно сказывался на хозяйствах рост цен на товары фабрично-заводской промышленности, а также на рабочие руки и то-вары первой необходимости (соль, керосин). Подъем цен на эти и дру-гие товары составлял 200-300%, возникал дефицит отдельных продук-тов, например, сахара.

Реакцией крестьян на сложившуюся ситуацию было требование повышения цен на скот и продукты животноводства. В мае 1916 г. пра-вительство установило твердые цены на скот, которые были повы-шены до рыночных.

До января 1917 г. Астраханская губерния считалась не производя-щей хлеб, а потребляющей, так как лишь Царевский и Черноярский уезды при хорошем урожае имели излишки хлеба для продажи. По-этому Астраханская губерния не была включена в список губерний -обязательных поставщиков хлеба армии, более того, она была присо-единена к Саратовской губернии для получения недостающего количества хлеба в губернию. Но в январе 1917 г. последовало распоряжение Министерства земледелия о поставке хлеба для нужд армии, по которому Астраханская губерния включалась в список губерний, обязательных поставщиков хлеба. Разверстка хлебов была произведена Министерством земледелия между 30 губерниями и областями Европейской части России. Астраханской губернии было назначено к поставке 1616000 пудов, при этом Астраханское губернское земское собрание приняло лишь 500000 пудов и то с оговоркой, что губерния сама испытывает недостаток в хлебе и нуждается во ввозе нескольких миллионов пудов.

После прихода к власти Временного правительства были установлены твердые цены на зерно. Но при нарушенных рыночных связях твердые цены привели к еще большему несоответствию меновых соотношений товаров на рынке. К примеру : пуд гвоздей до войны по цене был равен 1,6 пудам пшеницы, а в 1916 г. - 14,2 пудам; 10 аршин ситца - 30 фунтам пшеницы, а в 1916 г. - 2,2 пудам. Разрыв в ценах был угрожающим. Инфляция доходила до такой стадии, что денежной единицей все чаще становился хлеб: им рассчитывались при найме на работу, его меняли на промышленные товары. Положение осложнилось еще и неурожаем хлеба в губернии в 1917 г.

Поставки скота для нужд армии в 1917 г. проводились более-менее спокойно благодаря сравнительно приемлемым закупочным ценам и запрету на продажу скота в другие губернии. Государство не выдержи-вало установленных цен, они неуклонно падали, а крестьяне, не видя другого выхода, продолжали продавать скот, забивая даже коров за месяц до отела, и это несмотря на то, что цены на молоко выросли в 5-6 раз.

Неизменно сложным оставался вопрос с рабочей силой. Таким образом, война тяжело сказалась на сельском хозяйстве Астраханской губернии, а последовавшие вскоре политические события не способствовали разрешению этих проблем.

Война не могла не затронуть основной, традиционный промысел края - рыбный. В первое же лето войны сократился вследствие объяв-ленной мобилизации контингент морских ловцов. Но с особенно большими трудностями столкнулась рыбная промышленность в плане сбыта. Экспорт за границу был прекращен и наладился частично лишь к концу 1914 г. Прекратилась регулярная отправка дешевого рыбного товара, так как железные дороги были заняты преимущественно военными грузами. Эти факторы не могли не сказаться на состоянии рыночных цен и на общегодовом итоге промысла.

Речное неводное рыболовство не претерпело практически никаких изменений и сокращений, так как неводный лов обслуживался, главным образом, наемными рабочими из местных инородцев: калмыков и киргизов, освобожденных от несения воинской повинности. В обработке рыбных товаров были заняты почти исключительно женщины. Таким образом, мобилизация практически не коснулась крупного речного неводного промысла.

Мелкий ловецкий промысел пострадал гораздо сильнее: призыв в армию самого хозяина или опытного руководителя не мог быть восполнен. А так как нарушения товарооборота нарушили стабильность мелких промыслов, большинство из них вынуждены были закрыться. Мелкий ловецкий промысел сократился примерно на 30%.17 В еще худшем положении оказался морской ловецкий промысел, так как состоял, в основном, из небольших ловецких хозяйств или небольших товариществ. Потеряв одного работника, такие хозяйства оказывались в безнадежном положении и также закрывались. Кризис затронул и ватаги, занимавшиеся преимущественно приемом и обработкой рыбы, особенно те, которые работали с подрядными ловцами. Выдав задатки на снаряжение к очередной путине, они вынуждены были списать большую часть кредита в связи с призывом ловцов в армию. Вследствие этого дальнейшее кредитование было практически прекращено, что не способствовало развитию промысла.

Проблемы сбыта товара оказали серьезное воздействие на состояние рыночных цен. Дорогие товары понизились в цене на 50 и более процентов: икра красной рыбы в первые месяцы войны упала в цене до 40-50 руб. за пуд (цена последних предвоенных лет - 150-200 руб.). К концу 1914 г. состояние рынка немного стабилизировалось, но цены по-прежнему оставались низкими за исключением рыбных товаров, нашедших сбыт как продовольствие для армии. Тяжесть создавшегося положения легла на плечи ловецкого населения, так как приемные цены на рыбный товар продолжали понижаться.

В 1915 г. тенденции сокращения морского лова сохранились. Речной же промысел, благодаря обслуживанию крупных предприятий, продолжал оставаться на прежнем уровне. Мелкие рыбопромысловые заведения, вынужденные закрыть свою деятельность осенью 1914 г., весной-осенью 1915 г. вновь возобновили свою работу, хотя и не в полном объеме.

Общее подорожание жизни привело к повышению стоимости труда на 30-50%.1У Повысились цены и на промысловое снаряжение, а так-же арендная плата за эксплуатацию казенных речных участков.

Сокращение морского лова к 1915 г., судя по количеству взятых билетов на право промысл а, по сравнению с 1913 г., составил о 37%, для бакенного - 40%.2()

Несмотря на трудности военного времени, улов рыбы в весеннюю путину 1915 г., особенно частика, был необычайно большим. Промыслы отказывали в приеме рыбы у вольных ловцов, приемные цены опустились до 25 копеек за пуд. Большое количество рыбного товара пропадало из-за обилия дождей. Поставки на рынок задерживались на две-три недели, что приводило к недоброкачественности оставшегося товара.

В 1915 г. на астраханских промыслах были произведены опыты по приготовлению рыбной муки. Образцы были представлены в Министерство с ходатайствами о разрешении приготовления муки из мелкой рыбы для обеспечения ею армии. Несмотря на успехи эксперимента, официального разрешения или одобрения так и не последовало.

Таким образом, можно сказать, что во время Первой мировой войны основные отрасли экономики Астраханской губернии испытывали тяжелейший кризис.

История Астраханского края: Монография. - Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 2000. 1122 с.




Источник : http://astrakhan.ru/history/
Данный материал опубликован с разрешения администрации "Астраханского Регионального Портала". Комментарии:
Пока комментариев нет