Астрахань во II-ой половине XIX » Экономика края во II половине XIX века
Разместил: Admin   Дата: 27.01.2008 22:50
Комментарии: (0)   Рейтинг:
По данным переписи 1897 г. население Астраханской губернии насчитывало 1003550 человек (обоего пола). Однако плотность населения оставалась крайне низкой (4,8 человека на 1 кв. версту). Для сравнения: в Саратовской губернии - 32,6 человека. При этом следует отметить существенный прирост населения по сравнению с 1851 и 1858 гг. (на эти годы имеются статистические данные): так, например, по отношению к 1851 г. в 1897 г. прирост составил 251 %. Объясняется это не столько естественным приростом, сколько притоком в край нового населения из других областей России. И если по правую сторону Волги колонизационный процесс к концу XIX в. уже в основном завершился, то заволжские степи Самарской и Астраханской губерний попрежнему привлекали к себе переселенцев из других губерний.

В административном отношении Астраханская губерния была представлена 5 уездами, а также Калмыцкой и Киргизской степями на правах уездов, 13 станами и 49 волостями. Соотношение сельского и городского население выглядело следующим образом: сельского -86,3%, городского -13,7% . При этом процент городского населения в Астраханской губернии был выше, чем в соседних Самарской и Казанской. Сам губернский центр (Астрахань) в конце XIX в. считался крупным городом Поволжья - третьим после Саратова и Казани. Активный рост этих городов был отмечен с 60-х гг. XIX в. Сословное соотношение в губернии также было нетипичным: крестьяне составляли 73% населения, а 27% - прочие сословия. А так как инородцы Астраханской губернии (калмыки и киргизы) не считались крестьянами, то они сильно увеличивали процент «прочих сословий».

По вероисповеданию население Астраханской губернии на момент проведения 1-й Всеобщей переписи населения распределялось на православных - 63,2%, раскольников - 0,5%, католиков - 0,1%, армяно-григориан - 1%, евреев - 0,1%, магометан - 25% и язычников - 10%.

Национальный состав губернии по-прежнему был весьма пестрым: русские составляли 50% населения, малороссы -15 %,татары - 5%,киргизы - 20%, калмыки - 10%.3

Земледелие в Астраханской губернии никогда не было в числе важнейших занятий населения, но от распределения земельной собственности среди владельцев и пользователей зависела степень развития остальных отраслей сельского хозяйства и промыслов. Надельные крестьянские и казачьи земли в конце XIX в. составляли 25,2%, частновладельческие - 2,3%, калмыкам и киргизам принадлежало 63,4%, казне и уделу - 3,2%, остальным учреждениям и ведомствам - около 6%. Наиболее крупными собственниками земли являлись купцы и дворяне. Средний размер земельной собственности мещан по всему Среднему и Нижнему Поволжью определялся в 188 десятин при колебаниях от 49 десятин в Симбирской губернии до 599 десятин в Астраханской. Средний размер собственности крестьянского двора при среднем составе семьи в 6 душ по всей области Среднего и Нижнего Поволжья составлял 16 десятин, в самой же Астраханской губернии - 28,5 десятин. Таким образом, в Астраханской губернии крестьяне были наиболее обеспечены землей, но эти земли были практически непригодны для земледелия. Среди частных владельцев первое место принадлежало дворянам - 45% земель губернии. За ними следовали купцы, затем крестьяне.4 По данным земельной переписи 1877 г. землевладение дворян Поволжья с 1859 по 1877 гг. непрерывно уменьшалось. В Среднем и Нижнем Поволжье дворяне за этот период времени потеряли более 1 млн. десятин, что составляло 14,2% всей земельной собственности этого сословия в данном регионе, а к 1896 г. эта убыль составила 2,5 млн. десятин или 36%. Главными покупателями земли были крестьяне и купцы, что свидетельствовало о формировании рынка земли и развитии капиталистических отношений. Немаловажным фактором кризисности дворянского землевладения была все возраставшая задолженность дворян. К 1 ноября 1896 г. состояло в залоге учреждениям ипотечного кредита 39% всей дворянской земли в Астраханской губернии. Господствующей формой крестьянского землевладения попрежнему оставалось общинная. Возделываемая пашня составляла около 3,6% всего пространства. Наибольшую часть сельскохозяйственных угодий составляли луга и пастбища, на долю лесов приходилось всего лишь 0,3% земельных угодий.

В земледелии по-прежнему преобладала примитивная первобытная залежная система хозяйства. Сеяли рожь, пшеницу, овес и ячмень. Гречиху и картофель в Астраханской губернии не возделывали. При равных природных условиях урожайность частновладельческих полей была выше крестьянских в 1,5-2 раза. Объясняется это более высокой техникой полеводства частных владельцев. Такая закономерность прослеживается не только в Астраханском крае, но и по всем поволжским губерниям: Саратовской, Самарской, Симбирской и Казанской, где урожайность хлебов традиционно была высокой. Астраханская губерния как неземледельческая не могла обеспечить себя хлебом. Недостаток хлеба в среднем составлял «-8,2» пуда от установленной отделом статистики продовольственной нормы. Остальные же губернии Поволжья имели даже избыток хлеба, который и поступал на рынок.

Огородничество было развито неравномерно и существовало, главным образом, для удовлетворения собственных потребностей. Сосредотачиваясь вокруг больших городов, представлявших собой естественные рынки сбыта огородной продукции, огородничество приоб-ретало все более ярко выраженный товарный характер. Занималось этим промыслом преимущественно татарское население Астраханского уезда и крестьяне с. Черепахи. Излишки овощей вывозили даже в Баку и другие порты Каспийского моря. Крестьяне села Началово прославились разведением красного стручкового перца, получившего название астраханский. Его отправляли в Москву и по всей России. Вследствие особых природно-климатических условий широкое развитие получило бахчеводство. Бахчи или баштаны устраивались на лучших целинных и залежных землях, как правило, лишь на один год, после чего участки поступали под полевые культуры и засевались зерновыми. Бахчеводство считалось самым низшим в техническом смысле видом огородничества. Культуры выращивались без удобрений и без орошения. Разводили арбузы, дыни, тыквы, реже - подсолнечник, огурцы, редьку, фасоль, помидоры, мак и капусту. Во второй половине XIX в. бахчеводство приобретало все более товарный характер. Предприниматели - русские и малороссы арендовали для этих целей участки земли от 1 до 40 и более десятин , а получаемый товар сбывали на рынках, как ближних, так и дальних. Одним из центров бахчеводства стало с. Быково Царевского уезда. Выращиваемые там арбузы отправляли через Царицын в Камышин, а затем по железной дороге в Москву.

Садоводство в Астраханской губернии не имело промышленного значения, хотя попрежнему в значительных количествах разводили яблони, вишни, груши, сливы различных сортов, айву, виноград, а так-же малину, землянику, клубнику, красную и черную смородину, крыжовник.

Существенные изменения в конце XIX в. произошли в социально-экономических отношениях: лишь мелкие садовладельцы, крестьяне или мещане, извлекали доходы из непосредственной продажи фруктов, крупные же садовладельцы активно сдавали свои сады арендаторам на срок от 1 до 12 лет. Зачастую имения дробили, арендная плата колебалась из года в год и определялась количеством фруктовых деревьев или сданной в аренду земли.

Виноградарство также не имело промышленного значения, хотя к концу XIX в. площадь, занятая под виноградниками, достигала 1000 десятин. Большая часть винограда продавалась в свежем виде (в приволжских губерниях, Москве и Петербурге), часть же перерабатывалась на вино. Виноделие в губернии никогда не достигало больших размеров, к концу же века пришло в упадок, не выдержав конкуренции винодельческих районов. Общее количество производимого вина не превышало 20 тысяч ведер в год. Развитию агрономических знаний в области садоводства, бахчеводства и огородничества способствовала открытая в 1895 г. в Астрахани школа садоводства и огородничества.

Скотоводство по-прежнему оставалось самой развитой в крае отраслью сельского хозяйства. У кочевников-киргизов и калмыков скотоводство являлось практически единственным занятием. На 100 душ м.п. в Астраханской губернии приходилось 450 голов скота. Скотоводство, как и прежде, развиваясь экстенсивно, носило первобытный характер. Круглый год, несмотря на холодные зимы, скот держали под открытым небом. Сена заготавливали немного, и только для молодняка. Глубокий снег или ледяная корка на пастбищах приводили к массовой гибели скота. Из пород крупного рогатого скота наибольшее распространение получила красная калмыцкая порода. Природно-климатические условия способствовали широкому развитию овцеводства. Поголовье овец в крае к концу XIX в. составляло чуть более 3 млн. голов, то есть приблизительно 305 голов на 100 жителей губернии. Частные землевладельцы и арендаторы разводили почти исключительно тонкорунную породу овец, а крестьяне и кочевники - грубошерст-ную. Из-за отсутствия крупных шерстяных рынков в Среднем и Нижнем Поволжье шерсть сбывалась скупщикам на местах. Самые состоятельные овцеводы отправляли шерсть в Москву или заключали сделки непосредственно с фабрикантами. Что касается грубошерстных овец, то разведение их приняло товарный характер, главным образом в частных хозяйствах и у кочевников. Шерсть грубошерстных овец различалась по качеству и шла на изготовление различных изделий: простое сукно, войлок, армейское сукно , фланель, одеяла, кошма и набивка для тюфяков.

Существенное развитие во второй половине XIX в. получили ко-неводство и верблюдоводство.

По-прежнему значительную роль в жизни края играл рыбный промысел.

Рыбная промышленность Каспийско-Волжского края в конце XIX в. располагала разнообразными и обширными рыбопромысловы-ми угодьями. Вся территория, подведомственная Управлению Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов, была разделена на 19 смотрительских участков: девять речных и десять морских. Промыслы сосредоточивались, главным образом, в предустьях рек, обладавших запасами ценных промысловых рыб. Вылов рыбы в период нереста при массовых кратковременных скоплениях в низовьях рек и прибрежных участках моря обуславливал пассивный характер рыболовства и резко выраженную сезонность промысла. По мере истощения речных запасов (к началу XX в.) рыболовство перемещалось в море. Уловистость в дельте реки была выше, потому здесь насчитывалось большее количество рыбопромысловых заведений и тоней.

В силу исторически сложившихся обстоятельств право рыбной ловли не всегда принадлежало владельцам прилегающих берегов; за-частую землей владело одно лицо, а правом рыболовства ( правом пользования водами) - другое; вследствие этого возникали разные условия пользования. В 1900-1901 гг. Министерство земледелия и государственных имуществ попыталось урегулировать этот вопрос. Было признано целесообразным сдавать земельные участки без торгов сроком на 6 лет арендаторам смежных казенных речных вод под устройство рыбопромысловых заведений. Делалось это для того, чтобы договоры по аренде участков и рыболовных вод были приурочены к одним и тем же срокам.

Одним из основных собственников рыболовных вод являлась казна, воды которой к 1895 г. были разделены на 144 участка, 125 из которых сдавались в аренду с торгов, а 19 находились в беспереоброчном содержании. Остальными водами владели частные лица, учреждения и общества. Такими собственниками являлись: Астраханское казачье войско, Главное управление калмыцким народом, удельное ведомство (в Саратовской губернии), городские и сельские общества, Приказ общественного призрения, Спасо-Преображенский монастырь, а также различные частные лица (крестьяне, мещане, купцы). К наиболее крупным частным владениям можно отнести воды фирмы «Братья Сапожниковы» и воды Синеморского имения Ф.И. Базилевского. Оба крупных частных владения были расположены при выходе в море, т.е. в местах наиболее интенсивного лова.

В 1883 г. были составлены кондиции «На отдачу в арендное содержание речных участков казенных рыболовных вод, находящихся в заведывании Астраханского Управления рыбными и тюленьими промыслами». Они давали право арендатору вод пользоваться десятисаженным (около 21 метра) вдоль берега реки пространством для пристанища ловцов и обсушки снастей, но без права пользования лугами." Отнимая у крестьян водные участки рек, ильменей, проток, находящихся на их землях, казна закрепляла в кондициях (§9) право крестьян на водопой и рыболовство в этих водах бреднями. При этом разрешалось ловить только мелкую частиковую рыбу в качестве продукта питания.

Арендатор обязан был вносить в казначейство условленный оброк, а в Управление рыбных и тюленьих промыслов - процентный сбор на расходы по общественному надзору за рыболовством.

Своеобразный порядок пользования рыбными ловлями был установлен в водах Астраханского казачьего войска. Рыболовство было разделено на летнее (с 15 марта по 15 ноября) и зимнее (с 15 ноября по 15 марта): летнее рыболовство сдавалось в аренду, зимнее составляло общее право станиц и команд производить лов сельди плавными сетями. В казачьих станицах, расположенных в низовьях Волги, рыболовство служило главным занятием жителей. Станичные общества брали в аренду воды, выступая конкурентами частных предпринимателей. Ежегодно (1897-1899 гг.) в войсковой капитал поступало доходов от сдачи вод в аренду до 96-97 тыс. руб. (50-55% общего дохода).

Рыбный промысел по мере своего развития закладывал основы двух отраслей рыбной промышленности: рыбодобывающей и обрабатывающей. К концу XIX в. четко обозначилось разделение добывающего и обрабатывающего промыслов, а также сосредоточение всего производственного цикла, вплоть до сбыта рыбы на ближних и дальних рынках, в руках крупных речных рыбопромышленников. Неравные условия рыболовства приводили к дифференциации ловцов на мелких хозяев и крупных рыбопромышленников, подчинявших себе основную массу ловцов и нанимавших рабочих для осуществления всех производственных процессов.

Разделение труда в море было гораздо более четким: морской ловец сбывал свой улов скупщику или рыбопромышленнику для обработки на береговых ватагах. На морском побережье размещались преимущественно рыбопромысловые заведения по обработке красной рыбы, на речных берегах - ватаги по приготовлению продукции из рыбы частиковых пород.

Устройство и содержание промыслового заведения, наем рабочих требовали вложения капитала, поэтому обработка рыбы, как правило, находилась в руках крупных и средних промышленников. Иногда речные ловцы сами обрабатывали свой товар, но он поступал на рынок не сразу, а попадал туда через руки скупщиков или крупных рыбо-промышленников.

Морские ловцы, производившие лов в далеких от берега водах , солили рыбу на промысловых лодках; этот товар на астраханском рынке ценился ниже приготовленного на промыслах.

Рыба, выловленная в ближайших к берегу морских водах, в свежем виде сдавалась на береговые промыслы по условленной ранее или по рыночной цене. Так как подрядные цены были невыгодными для ловца, он старался продать свой товар на сторону. Конкурентами рыбопромышленников в этом вопросе являлись скупщики. Они на своих судах выходили в море, покупали рыбу и там же ее обрабатывали. В конкурентной борьбе за ловца береговые промыслы также стали отправлять свои суда для приема рыбы у подрядных и покупки у вольных ловцов. На приемных судах производилась предварительная обработка рыбы. Скупщики в море принимали не только свежую рыбу, но и полуфабрикат, и готовый ловецкий товар. Таким образом, развитие морского скупа и возрастание конкуренции между скупщиками и владельцами береговых промыслов способствовали подвижности об-рабатывающего промысла, который, с выходом в море, приближался к добывающему.

Подвижность морского промысла особенно усилилась в начале XX в. в связи с развитием частикового лова. Возникали целые плавучие промыслы, представлявшие собой большие баржи с рыбосольными помещениями, ледниками, складом для рыболовных принадлежностей, казармой для рабочих на 40 и более человек, кухней, хлебопекарней и фельдшерским пунктом. В 1894 г. таких барж было две, а в 1913 г. - 8.

Обработка рыбы на всех промыслах велась крайне примитивными способами. Большая часть улова шла в посол, производившийся традиционными методами, применявшимися с конца XVIII в. Единственным достижением в области рыбообработки явился способ так называемого холодного посола сельди, впервые примененного инженером Ф.А. Пелль (управляющий делами фирмы Ф.И. Базилевского). Этот способ заключался в том, что сельдь сначала замораживали смесью измельченного льда с солью, а потом производили засол. Введенное усовершенствование оказало существенное влияние и на добывающий промысел, дав возможность выходить в море для лова и скупа рыбы без риска подвергнуть ее порче. В обрабатывающем промысле этот метод позволил значительно улучшить качество приготовления сельди.

Весь рыбообрабатывающий промысел носил, несмотря на крупные размеры, кустарный характер, базировавшийся на применении дешевой неквалифицированной рабочей силы. Все без исключения виды работ выполнялись вручную, без применения машин и механизмов. Никого это особенно не волновало, так как ненасыщенный товаром рынок не предъявлял особых требований к улучшению качества товаров.

Состав самого ловецкого населения Волго-Каспийского региона был весьма разнообразен: кроме коренных жителей Астраханской губернии в него входили крестьяне Тамбовской, Саратовской, Нижегородской и Пензенской губерний, мигрировавшие оттуда из-за малоземелья. Прибывавшие в низовья Волги крестьяне либо нанимались на работу к местным ловцам и рыбопромышленникам, либо шли в подрядные ловцы. Каждый ловец, сколь бы состоятельным он ни был, всегда нуждался в орудиях рыболовства и денежных средствах и вынужден был обращаться за кредитом. Причем, чем больше ловец мог выловить и сдать рыбы, тем больше льгот он имел при получении кредита. Ловец, получивший кредит, превращался в подрядного ловца, обязанного сдавать свой улов рыбопромышленнику по ценам ниже рыночных.

Крупнейшими рыбопромышленниками в Каспийско-Волжском районе в конце XIX- начале XX в. являлись: Агабабовы, Базилевский, Беззубиковы, Осокины, Платоновы, Сапожниковы, Степановы и др. На 36 промыслах этих крупнейших астраханских фирм было занято примерно 44% рабочих.

Среди них фирма «Братья Сапожниковы» принадлежала к числу немногих собственников рыболовных вод; большинство же рыбопро-мышленников арендовало воды, принадлежавшие казне, казакам, кре-стьянским обществам. Сапожниковым принадлежали Оранжерейный (с оборотом капитала 900 тыс. руб. в год), Ниновский, Икрянинский и Тумакский (с оборотом капитала 400 тыс. руб. в год) промыслы.

Алексей и Александр Сапожниковы в 1819 г. учредили собственную фирму. Главным объектом ее деятельности являлся неводный речной лов. Максимальное количество рабочих, нанимавшихся на путину, составляло 7 тысяч человек. Для ведения торгово-промышленных дел фирма имела главную контору в г. Астрахани с отделениями в Царицыне, Москве и Петербурге, причем на содержание личного состава служащих ежегодно расходовалось свыше 100 тысяч рублей в год. Фирма имела свой транспорт для перевозки рыбных грузов: 9 пароходов и 3 моторные лодки. Владельцами фирмы был устроен первый в Астрахани искусственный холодильник (для хранения рыбы), а также холодильный склад в г. Москве. Кроме рыбных промыслов и холодильника, фирма в начале XX в. имела механический, чугунолитейный и машинно-бондарный заводы в г. Астрахани.

Основные виды рыбного промысла в Каспийско-Волжском районе - это промысел осетровых, сельдяной и частиковый. Красноловный промысел, т.е. промысел осетровых, являлся самым древним видом рыболовства. Экономическая целесообразность лова осетровых была обусловлена высокой ценностью добываемого рыбопродукта при незначительных затратах средств и труда, а также благоприятным состоянием запасов красной рыбы вплоть до середины XIX в.

Вторым, не менее важным, объектом рыболовства в Каспийско-Волжском районе являлась сельдь. Промысловый лов сельди возник на Волге только в конце XVIII в., и до середины XIX в. сельдь не играла в промысловом лове заметной роли. Сельдь использовали для вытопки технического жира, нашедшего применение в мыловарении, кожевенной промышленности. Кроме того, астраханским селедочным жиром в XIX в. заправлялись фонари для освещения улиц больших городов. До середины XIX в. сельдь не являлась продуктом питания. Ее называли бешенкой и в пищу употреблять боялись. К посолу сельди приступили в 60-х годах XIX в. Широкому использованию сельди как пищевого продукта способствовали общественно-экономические факторы и неблагоприятные условия, создавшиеся в рыболовстве Волго-Каспийского района. Успешное развитие сельдяного промысла при краткосрочности нерестового хода сельди (в мае, в теплое время года) требовало быстрой обработки добываемой рыбы, что и послужило стимулом к созданию астраханского способа засолки сельди - в чанах с охлаждением. Коренной «переворот в сельдяном промысле» связан с развитием дешевого водного транспорта, постройкой Грязе-Царицынской железной дороги и отменой акциза на соль.

Таким образом, рыбный промысел Каспийско-Волжского района приносил ощутимый доход краевой и общероссийской казне. Источниками доходов Управления каспийско-волжских рыбных и тюленьих промыслов являлись морские воды и продажа билетов на право лова в них рыбы и боя тюленя, речные воды и сдача их в аренду, беспереоброчные рыболовные статьи, находившиеся в пользовании частных лиц, сельских обществ, казачьих станиц и др.

Не менее важным для Астраханской губернии был соляной промысел и формирующаяся на его основе в конце XIX- начале XX в. соляная промышленность. Великая Арало-Каспийская впадина, воронкообразно окаймляющая Каспийское море и когда-то служившая дном обширного моря, заключает в себе множество соляных озер. Большинство озер расположено в приморской полосе на протяжении примерно 600 верст; вне этой полосы озер немного: Эльтон, Баскунчак, Батирбек, Боткуль и Биш-Чоко. Самым известным до середины XIX в. и самым богатым по содержанию соли было озеро Эльтон. За ним сле-довало озеро Баскунчак и еще 23 более мелких озера.

Вскоре после отмены крепостного права казна, не имея возможности продолжать солеразработки, вынуждена была в 1865-1866 гг. (по др. данным - с 1862 г.) передать ее частным лицам. Вместе с тем частные лица получили право свободного выбора источников для разработки.

За 134 года казенного управления добыча соли составила: на Эльтоне - 512 млн. пудов, на Баскунчаке - около 30 млн. пуд., а на южно-астраханских озерах - приблизительно 85 млн. пудов (всего 627 млн. пудов). С передачей разработки соляных промыслов в частные руки правительство ввело акциз в размере 30 копеек с пуда соли, отпускаемого с промыслов. С получением частными лицами права свободного выбора источников соледобычи значение озера Эльтон стало падать, более интенсивно стал развиваться Баскунчакский соляной промысел. Баскунчакская соль по своему химическому составу лучше эльтонской, и условия ее добычи были более благоприятные: Баскунчак имеет сухие берега, а Эльтон - заболоченные. Путь перевозки соли от озера Баскунчак до Волги в два раза короче: озеро Эльтон находилось в 130 км от Волги, а Баскунчак - в 60 км. Поскольку соль, добываемая на озере Баскунчак, оказалась дешевле и качественнее эльтонской, Баскунчак стал безусловным лидером соледобычи. Официально соледобыча на Эльтонском промысле прекратилась в 1883 г., а в 1885 - на Чапчачинском. За 14 лет активных разработок (1867-1880 гг.) добыча соли на озере Баскунчак достигла 10 млн. пудов. Сбыту способствовал активный рост транспортных связей, что объясняется благоприятным развитием социально-экономических отношений. Число буксирных пароходов на Волге только в 60-70-х гг. утроилось, что, в свою очередь, привело к снижению фрахта. А в 1872 г. началось движение по Грязе-Царицынской железной дороге, открывшей баскунчакской соли путь в северо-западные районы.

Организация соледобычи была тесно связана с арендой отдельных участков: озеро было разделено на 360 участков, занимавших 2/3 всей площади. Участки сдавались частным лицам на срок от 1 до 5 лет с условием обязательной добычи соли в количестве 100 тысяч пудов.

В 1883 г. была проведена научная экспертиза глубины залегаемых пластов и качества соли каждого уровня.

Но, несмотря на определенный прогресс в развитии соляного промысла, добыча соли полностью осуществлялась вручную. И лишь небольшое количество соли поднималось с помощью динамита. Труд соледобытчика по-прежнему оплачивался чрезвычайно низко. Этим можно объяснить равнодушие окрестного местного русского населения (крестьян) к соляному промыслу как к дополнительному заработку: крестьяне, считавшиеся относительно состоятельными, соледобычей не занимались. При акцизе (до 1880 г.) большинство рабочих приходи-ли из Пензенской губернии; меньшинство составляли киргизы, которые прикочевывали к озеру со своим имуществом и выполняли любые работы по очень низким ценам. Соляной промысел вскоре стал привлекать киргизов, которые с каждым годом все больше вытесняли русских.

Плата за добычу соли в конце XIX в. составляла: от 8,5 руб. до 14 руб. за 1000 пудов, до снятия акциза - 18 руб.

В 1877 г. впервые был применен способ разработки соли динамитом. Применяли это усовершенствование только два соледобывателя - Лианозов и Федоров, которые в своих складах при озере хранили до 500 пудов динамита.

Баскунчакский промысел обслуживался двумя пристанями: Владимирской - на Волге и Мамай - на левом берегу Ахтубы. Через Владимирскую пристань проходило более 4/5 всей отправляемой с промысла соли. Постройка Баскунчакской железной дороги в 1885 г., соединившей Баскунчак с Владимирской пристанью, открыла самый надежный и удобный вид транспорта. Это имело решающее значение и окончательно решило судьбу южно-астраханских озер и озера Эльтон. До постройки железной дороги вся соль вывозилась на фурах. Но железная дорога не заменила гужевого транспорта, поэтому удешевление перевозки соли произошло лишь на ничтожную величину.

Через реку Ахтубу, выше пристани Мамай, был построен железнодорожный мост, ведущий на Владимирскую пристань. Организация соледобычи в конце XIX в. оставалась весьма примитивной, а ручной труд придавал ей характер кустарного промысла.

Изыскивая пути более выгодного сбыта своей соли, крупные промышленики приступили к постройке на пристани соляных мельниц. Первым, построившим мельницу, был соледобыватель Лианозов, его примеру последовали другие, и в 1889 г . на Владимирской пристани имелось уже 4 мельницы, перемалывавших более 3-х млн. пудов в год. Измельченная соль отправлялась главным образом на рыбные промыслы (в 1888 г. вниз по Волге было отправлено 92% молотой соли, а вверх - 8%). Мельницы строили также в Царицыне и Саратове для обеспечения молотой солью внутреннего рынка.

Баскунчакская соль распространялась по трем главным направлениям: в Астрахань и на рыбные промыслы; на северо-запад через Царицын и вверх по Волге.

Заметным событием в развитии соляного промысла и политики правительства по этому вопросу явилась отмена акциза на соль.

Вслед за введением соляного устава 1862 г., передавшего соляные разработки в частные руки со взиманием акциза в размере 30 копеек с пуда, некоторые земские собрания уже в 1865-1866 гг. возбуждали ходатайства об отмене соляного акциза в интересах земледелия и скотоводства.

В 1869 г. в Астраханском комитете рыбных и тюленьих промыслов был поднят вопрос о необходимости отмены соляного акциза в пользу рыбной промышленности. Однако, рассмотрев вопрос только в 1873 г., Министерство финансов отказалось даже уменьшить соляной акциз для рыбопромышленности и отклонило ходатайства астраханских рыбопромышленников до предоставления более точных сведений об уловах.

Длительное обсуждение вопроса завершилось Указом 23 ноября 1880 г. об отмене соляного акциза. Эта мера привела к значительному росту производства соленой рыбной продукции, а также к улучшению ее качества.

Стоимость соли до снятия акциза составляла 40 и более копеек за пуд, а после отмены акциза - 9 копеек.25 При резком снижении цен на соль ее стали использовать для посола рыбы в неограниченном количестве. Отмена акциза увеличивала доходы казны за счет развития рыбного промысла.

Развитие промышленности края также претерпевало определенные изменения, связанные с общими социально-экономическими процессами.

По официальным данным на 1897 г. в Среднем и Нижнем Поволжье было около 2100 фабрик и заводов с общим суммарным производством 105342 тыс. рублей. Первое место по размерам фабрично-заводской промышленности занимала Саратовская губерния, затем по убывающей следовали: Самарская, Казанская, Симбирская. Последнее место занимала Астраханская губерния с незначительным уровнем фабрично-заводского производства (на 7286 тыс. руб.).

Из всех отраслей промышленности самой значительной была пищевая. В ее структуре насчитывалось 52 фабрики с суммой производства 1280 тыс. руб. в год и 515 рабочими. Это прежде всего мукомольное и крупяное производства, солемольное, кондитерское консервное и пивоваренное.

Постройка первого пивоваренного завода в Астрахани была завершена в 1891 г. Основные производственные помещения завода располагались на берегу реки Царев, а розлив и хранение пива были сосредоточены в цехе, находившемся на Гоголевской площади. Производительность завода в первые годы работы составляла 40 тысяч ведер (4000 гектолитров) пива в год.

В 1901 г. на Паробичевом бугре, в 5 км от железнодорожной станции, было закончено строительство еще одного пивоваренного завода, получившего название «Богемия». В его цехах было установлено новейшее импортное оборудование. Производительность его составляла 250 тысяч ведер (25 тысяч гектолитров) за сезон ( с осени по апрель).

Производство негазированных безалкогольных напитков, объединенных общим названием лимонад и ситро, а также хлебного кваса было сосредоточено на небольших частных кустарных предприятиях.

Следующей крупной отраслью хозяйства Астраханского края являлась фабричная промышленность по переработке продуктов животноводства. Она объединяла 50 фабрик с суммой производства 1255 тыс. руб. и 260 рабочих.

К ним относились, прежде всего, предприятия кожевенной промышленности. Развитию данного производства способствовало наличие богатой сырьевой базы и близость материалов, применяемых при выработке кож. Известь доставлялась из г. Вольска, кора ивы и дуба из районов Симбирска и Самары, а дубитель кожи-кермяк добывался в районах Астраханской губернии.

Кирпичное и стекольнобутылочное производства были представлены 48 заведениями с 1359 рабочими, ватное - пятью предприятиями с 20 рабочими.

Значительное место занимало бондарное производство: изготов-ление бочек для упаковки, хранения и перевозки рыбных товаров и овощей.

В связи с активной разработкой нефтяных запасов Бакинского района и транспортировки ее каботажем по Каспию через Астрахань и дальше по Волге на территории нынешних мастерских имени Артема Сергеева были построены шесть резервуаров для отстоя сырой нефти. Эксплуатировалось это предприятие как склад нефтепродуктов; на нем имелась одна нефтеперекачивающая машина, а в ветхом деревянном помещении стояли два станка. Рабочих и служащих насчи-тывалось всего 13 человек.

Развитие Астрахани как портового города вызвало необходимость создания предприятий для постройки и ремонта судов и производства промышленного оборудования. В городе начали возникать судостроительные и судоремонтные предприятия. Особенно быстро росли они на рубеже Х1Х-ХХ вв. Наиболее крупным из них был казенный завод в астраханском порту, построенный за один год и пущенный в эксплуатацию в 1858 г. В этом же году был построен деревянный плавучий док, спущенный на воду в 1859 г.

Другие механические заводы Астрахани были сравнительно небольшими, типа мастерских, выполнявших больше судоремонтные, чем судостроительные работы.

Первым таким предприятием была мастерская Я.В. Лукьянова, открытая приблизительно в 1850 г. и предназначенная специально для ремонта пароходов. После смерти ее основателя мастерская перешла по наследству его племяннику П.П. Лукьянову, который в 1867 г. перенес мастерскую на 5-ю Бакалдинскую улицу и здесь значительно расширил, поставив даже паровую машину. В таком виде мастерская могла быть зарегистрирована как фабрика. Она успешно работала до 1901 г., когда Лукьянов решил свернуть предприятие, боясь попасть под действие фабрично-заводского законодательства, которое он считал обременительным для себя. В итоге дело было сведено на нет, и Лукьянов остался работать только с одним рабочим.

В 1875 г. был открыт механический завод Серебрякова на р. Цареве, просуществовавший до зимы 1895-96 гг. В первое десятилетие завод начал заниматься даже постройкой судов, спустив на воду два парохода.

В 1879 г. открыл свой завод на берегу Волги Н.И. Артемьев, один из братьев Артемьевых - инициаторов наливной перевозки нефтяных продуктов. Помимо выполнения судоремонтных работ, на заводе был построен ряд небольших пароходов («Моряк» - 40 сил и «Образец» -30 сил), а также несколько морских шхун. Завод существовал до смерти своего основателя в 1896 г. Большую часть его оборудования купил швед А.К. Норен.

В 1880 г. на арендованном у города участке земли в Адмиралтейском затоне основал небольшую меднолитейную и механическую мастерскую В.Ф. Фаддеев, служивший до этого на пароходе «Нахичевань». Дела в мастерской пошли хорошо и через два года Фаддеев открыл чугунолитейный отдел, поставил паровую машину и начал производить ремонт пароходов и паровых машин, а с 1884 г. - постройку паровых судов. До 1900 г. было построено 12 мелких винтовых и колесных пароходов типа баркасов в 8-12 сил. Часть их Фаддеев использовал на организацию пассажирского сообщения между некоторыми ближайшими селениями (речные «трамвайчики»), сдав завод в аренду своим бывшим ученикам М.Т. Гончарову и А.М. Дыхману. Необходимо отметить, что некоторые ученики Фаддеева стали крупнейшими астраханскими промышленниками.

Кроме завода Фаддеева, в 80-х годах возникли три фирмы: Сапожниковых, Муравьева и Родионова.

Первым был открыт механический завод рыбопромышленной фирмы «Братья Сапожниковы» на р. Малой Болде в 5 верстах от г.Астрахани. Он просуществовал до 1900 г. За это время на заводе было построено несколько пароходов и произведен целый ряд судоремонт-ных работ. Руководителем завода был инженер К. А. Зворыкин, позднее профессор Харьковского технологического института.

Завод В.К. Муравьева (уроженца Владимирской губернии), служившего в астраханском порту, был устроен в пределах казенного эллинга, на 1-й Адмиралтейской улице. Первоначально появилась котельная мастерская, а затем и механическая с ручными станками для ремонта пароходных машин. Еще позднее была открыта медно-литейная мастерская, и завод начал постройку новых пароходов и баркасов. В 1900 г. в связи с установкой небольшого керосинового двигателя мастерская была расширена. Завод постоянно производил ремонт пароходов «Общества по Волге» фирмы Агабабова.

В конце 80-х годов на Форпосте был открыт небольшой завод М.Е Родионова, первоначально занимавшийся ремонтом, а затем и постройкой паровых судов («горчицы»). Всего на заводе было построено 10 баркасов и 5 колесных пароходов мощностью от 18 до 50 номинальных сил.

Около 1895 г. на р. Малой Болде, рядом с заводом братьев Сапожниковых, был открыт небольшой механический завод бывшим управляющим завода П.Г Кавальджи. На заводе занимались главным образом ремонтными работами, но, кроме того, было построено несколько новых небольших пароходов мощностью до 35 сил.

В 1896 г. основал завод бывший служащий товарищества Нобель, инженер А.К. Норен, оборудовав его станками, купленными у наследницы Артемьева, а также взятыми с упраздненного завода Супука, позднее построившего небольшой заводик на эллинге. Завод Норен до 1911 г., когда умер его владелец, построил до 20 мелких паровых и тепловых судов, в том числе первое в Астрахани мелководное тепловое судно «Почин», предназначенное для ихтиологического исследования Волги. Он же первый в Астрахани выпустил со своего завода в 1902-1903 гг. реконструированный нефтяной двигатель системы «Аванс», получивший затем довольно широкое распространение в судоходстве. Наконец, на заводе Норена было впервые сконструировано и построено по проекту корабельного инженера Стенберга новое для Волги судно - железная рыбница с механическим двигателем. После смерти Норена завод перешел к его наследникам.

В том же 1896 г. был открыт на Форпосте завод Алексеева и Постнова, оборудованный также частью машин бывшего Артемьевского завода и существовавший до 1907 г., когда он был закрыт вследствие несостоятельности своих хозяев. За время существования заводом было построено 6 новых пароходов, в том числе «Современный» (100 сил) и др.

Также в 1896 г. Литров, служивший прежде машинистом на разных пароходах, построил на эллинге небольшой механический завод по производству небольших паровых машин, чугунного литья и пр.

В 1897 г. была основана небольшая судоремонтная мастерская Д.А. Митрофанова. В 1903 г. он купил на берегу пристань и склады Ярославской мануфактуры и расширил мастерскую до размеров завода.

Таким образом, во всех отраслях промышленности и в промыслах был очевиден прогресс, связанный с общими социально-экономическими процессами, происходившими в стране. Сельское хозяйство традиционно по темпам развития отставало от промышленности, но тем не менее во всех без исключения его отраслях было заметно поступательное развитие.

История Астраханского края: Монография. - Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 2000. 1122 с.




Источник : http://astrakhan.ru/history/
Данный материал опубликован с разрешения администрации "Астраханского Регионального Портала". Комментарии:
Пока комментариев нет