Золотая орда » Население, культура, быт
Разместил: Admin   Дата: 24.01.2008 21:46
Комментарии: (0)   Рейтинг:
Монголы, создавшие огромную империю, в численном отношении составляли ничтожно малую часть ее населения. По оценке Л.Н. Гумилева, в Улусе Джучи было лишь 4 тысячи семей монголов, основную же массу жителей составляли покоренные народы. Главным образом это были тюрки-кочевники: половцы, кипчаки, гузы, асы и др. По этому поводу ЭльОмари писал: «В древности это государство было страной кипчаков, но когда им завладели татары, то кипчаки сделались их подданными, потом они смешались и породнились с кипчаками, и земля одержала верх над природными качествами их, и все они стали точно кипчаки, как будто одного с ними рода». В то же время современники отчетливо видели политическое доминирование в государстве собственно монголов и поэтому значительное место уделяли описанию характерных черт быта и идеологии «монголов - именуемых татарами» (такую оговорку считал необходимым сделать Плано Карпини). Здесь необходимо остановиться на химерическом термине «монголо-татары». Появлением его мы обязаны профессору Санкт-Петербургского университета П. Наумову, в 1823 г. впервые употребившему этот термин. К началу XIX в. ученым уже было ясно, что монголы и татары - это не совсем одно и то же. Поэтому был сделан вывод о включении в монгольские войска татаро-тюркского племени и, как следствие, о монголо-татарском или татаро-монгольском нашествии. Однако искусственное умозаключение привело к ряду ошибок. Во-первых, татары не были тюркским племенем, на что обратил внимание еще Ю. Клапрот, говоря, что монголы и татары принадлежали к одному народу. Подтверждают это и названия татарских племен, приведенные в «Сокровенном сказании» и имеющие явно монгольский характер. Во-вторых, татары не могли составить большинства войск монгольских завоевателей, поскольку были истреблены по приказу Чингисхана. Каким же образом термин «татары» закрепился в истории? Дело в том, что данный этноним пришел в Европу (в том числе и на Русь) от китайских и арабских авторов. Незадолго до возвышения Чингисхана татары были наиболее сильным племенным союзом у границ Китая. Китайские чиновники, не вдаваясь в тонкости различий между монгольскими племенами и родами, именовали всех кочевников по названию наиболее сильного из них союза - татарами. Стремительное возвышение Темучжина из третьеразрядного рода Борджигин не позволило быстро сменить терминологию, и татарами стали называть воинство Чингисхана. Опережая его полководцев, молва несла по всему миру весть о непобедимых татарах. Надо отметить, что татарами средневековые авторы именовали именно монголов, противопоставляя их покоренным народам. Имя мертвого народа превращается в XIII в. в этносоциальный термин, а с XIV в. уже переносится на все население Золотой Орды, которую на Западе чаще всего именуют просто - Татария. Такие метаморфозы претерпели этнонимы многих народов: русь, франки и др.

Первое описание монголов оставил посетивший ставку Великого хана Плано Карпини, подробно обрисовав их антропологический вид, разнообразие мужской и женской одежды, особенности устройства жилья, способы передвижения повозок при перекочевке ставок (юрт). Юрта кочевников была не просто жилищем, она являлась символической моделью вселенной. Вход в юрту всегда обращался на юг. У противоположной входу стороны располагался алтарь. Здесь же находилось почетное место для гостей. Если встать в юрте лицом к югу, т.е. к выходу, то справа будет располагаться мужская половина (кровать главы семьи, конское снаряжение, оружие), а слева - женская (посуда, продукты, предметы, связанные с женским трудом). В центре располагался очаг - главный сакральный объект жилища. Возле очага стоял опорный столб - символ магической связи поколений и времени.

Карпини в главе, посвященной монгольскому жилищу, дает детальное описание войлочных юрт и способов их перевозки: «Ставки у них круглые, изготовленные наподобие палатки и сделанные из прутьев и тонких палок. Наверху же в середине ставки имеется круглое окно, откуда попадает свет, а также для выхода дыма, потому что в середине у них всегда огонь. Стены же и крыши покрыты войлоком, двери сделаны также из войлока. Некоторые ставки велики, а некоторые небольшие, сообразно достоинству и скудости людей. Некоторые быстро разбираются и чинятся и переносятся на вьючных животных, другие не могут разбираться и перевозятся на повозках. Для меньших при перевезении на повозке достаточно одного быка, для больших - три, четыре или даже больше,, сообразно с величиной повозки, и, куда бы они ни шли - на войну ли или в другое место, они всегда перевозят их с собой». Повозки использовались с двумя или четырьмя колесами, Ибн-Батута говорит о телегах с четырьмя колесами, Барбаро описывает арбы с двумя колесами, говоря о татарах, он пишет: «У этого народа в употреблении бесчисленные повозки на двух колесах, повыше наших. Они устланы (сверху) камышовыми циновками и покрыты одни войлоком, другие - сукнами, если принадлежат именитым людям». В Гашунском могильнике, близ Элисты, в 1971 г. в кургане №1, в засыпи половецкого погребения найдены ступицы от двух колес, в каждой из которых было по девятнадцати четырехугольных пазов для спиц. У. Э. Эрдниев датирует появление колес со спицами в Нижнем Поволжье и в степях Предкавказья XI-XIII вв. н.э. Повозки употреблялись обычно при походах и дальних переселениях и чаще всего в них запрягались волы. Лошадей берегли, их редко использовали как тягловый скот.

Подспорьем в хозяйстве служила охота. «Татарин зачастую уйдет на целый месяц, без всякой еды: питается кобыльим молоком да тою дичью, что сам наловит...». Больше всего употреблялись молочные продукты. Из молока делали сыр и масло, из кобыльего молока приготовляли кумыс. Хлеба у кочевников не было, но рис и просо, сваренные в молоке, употреблялись в пищу.

Хозяйство кочевников носило натуральный характер и ремесло было домашним. Скотоводство обеспечивало не только продуктами питания, но и сырьем для изготовления почти всей необходимой одеж-ды и обуви. Широко в быту использовался войлок домашнего производства. В погребениях кочевников часто встречаются кожаные сапоги, которые, как и одежда, изготовлялись самими кочевниками. Одежда шилась свободного, широкого покроя, удобная для поездок верхом. Из кожи изготовляли посуду и некоторую домашнюю утварь, которая отличалась легкостью и удобно складывалась, не занимая много места. Женщины делали платья, башмаки, сапоги и все изделия из кожи, они правили повозками и чинили их, вьючили верблюдов и во всех своих делах были очень проворны и скоры: все женщины носили штаны, а некоторые и стреляли, как мужчины. Утварь была не только кожаной, но и деревянной, которую легко перевозить. Посуды глиняной у кочевников мало, она мало пригодна для кочевого быта.

Все виды деятельности диктовались кочевым скотоводством и были связаны, в основном, с переработкой продуктов животноводства. Мужчины делали луки, стрелы, седла, повозки, караулили лошадей, приготовляли кумыс, делали мешки, в которых его сохраняли, охраняли верблюдов и вьючили их. Овец и коз они караулили сообща; доили же иногда мужчины, иногда женщины. Кожи приготовляли при помощи кислого сгустившегося овечьего молока.

Посетивший Монголию почти одновременно с Карпини Гийом Рубрук в описании монголов ничего существенного не добавляет к сведениям своего предшественника. Его поразило, однако, более чем своеобразное отношение кочевников к гигиене: «Платьев они никогда не моют, так как говорят, что бог тогда гневается и что будет гром, если их повесят сушить. Мало того, они бьют моющих платье и отнимают его у них... Никогда также не моют они блюд; мало того, сварив мясо, они моют чашку, куда должны положить его, кипящей похлебкой из котла, а после обратно выливают в котел...».

Однако, как уже упоминалось, столь красочно описанные монголы составляли ничтожно малую часть населения Золотой Орды.

Западные области государства - степи Причерноморья и Северного Кавказа населяли половцы. Они были в значительной час-ти обескровлены длительной борьбой (с 1236 г. по 1240 г.) с завоевателями, их правящая верхушка была почти полностью уничтожена. Видимо, с этим связано и исчезновение обычая сооружать в степи каменные изваяния. К востоку от Волги обитали родственные половцам кимако-кипчакские племена, сравнительно быстро подчинившиеся монголам и поэтому сохранившие свою родовую знать. Интересно, что к востоку от Волги традиция ставить каменные антропоморфные сооружения продолжала существовать и сохраняется вплоть до новейшего времени у казахов. На севере в Золотую Орду входили племена народов Поволжья (мордва, чуваши, марийцы, волжские булгары) и сибирские финно-угры. Особый вопрос - русское население в Орде. Общепринятая версия гласит, что русские были, главным образом, насильственно вывезенными полурабами из поволжских городов. Однако реальная ситуация несколько иная. Орда включила в свой состав ряд областей с русским населением, таких, как Поднепровье к югу от Киева (по рекам Псел, Ворскла и южнее, Поросье); верхнее течение Дона (с городом Елец); район Тулы и даже Коломна. Пестрый этнический состав Золотой Орды неизбежно сопровождался и разнообразием идеологических воззрений. На заре своей истории монголы были язычниками, чем и определялась их веротерпимость. Для язычника, поклоняющегося множеству богов, и, как само собой разумеещееся, признающего неисчислимую множественность божеств у разных народов, характерно уважительное отношение к чужим божествам. Вступая в чужие земли, и даже завоевывая их, язычник вынужден был считаться с перспективой столкновения с враждебными духами и, дабы не осложнять себе жизнь, считал необходимым ува-жать чужих богов и жрецов. Потому монголы, как правило, старались завоевать расположение священнослужителей в покоренных странах и гарантировали им различные, прежде всего налоговые, льготы. Описывая верования монголов, Плане Карпини сообщает: «Они веруют в единого бога, которого признают творцом всего видимого и невидимого, однако они не чтут его молитвами или каким-нибудь обрядом... Сверх того, они набожно поклоняются солнцу, луне и огню, а также воде и земле, посвящая им начатки пищи и пития... Они веруют, что огнем все очищается. Отсюда послы или вельможи с дарами должны пройти между двух огней. Они усиленно предаются гаданиям вообще, а также по полету птиц и внутренностям животных, чародейством и волшебством. Солнце они называют матерью Луны».

Верховное божество монголов - это Тенгри (Хормуст) - Вечное небо. Вторым важнейшим божеством была Этуген- Земля.Темучжин говорит: «...мы уничтожили славных меркитских мужей, посвятив их всесильному Небу и матушке Земле - Этуген». Марко Поло пишет, что Земля - Этуген «бережет их сынов, скот да хлеб». Помимо важнейших божеств, монголы поклонялись множеству духов покровителей, изображения которых помещались в юртах. У них сохранялись многочисленные пережитки тотемизма. Мифические предки Чингисхана носили имена Борте-Чино (Серый Волк) и Коой-Морал (Светлая Оленуха).Тотемом рода Бодокчара являлся сокол. Разновидностью тотемического поклонения волку было почитание собаки. Имя всесильного темника Ногая, внучатого племянника Бату-хана, означает «собака». То же значение имеет и имя Узбек. Однако далеко не все монголы были язычниками, часть племен и родов испо-ведовала христианство несторианского толка, разные варианты буддизма. Вступив на путь завоеваний, покоряя народы с гораздо более развитыми идеологическими системами - исламом и христианством, приспособленными к нуждам развитого классового общества, «наивные язычники» становятся объектом соревнования между проповедниками различных конфессий. Если Бату-хан был государем, «который не придерживался никакой веры и секты», то его брат Берке - мусульманин, а сын Сартак - христианин. На протяжении семидесяти лет в Орде шла борьба между различными конфессиями. Мусульманин Берке, покровительствующий единоверцам, все же не смог вве-сти ислам как государственную религию. После его смерти, вплоть до начала XIV в. у власти стояли ханы-язычники. Более того, именно при Берке в 1261 г. в Сарае была учреждена епархия Русской православной церкви. Официально она именовалась архиепископией Сарской и Подонской, а под покровительством архиепископа Митрофана находились христиане Поволжья и Подонья. Хан-язычник Менгу-Тимур в 1279 г. дает русской церкви ярлык, освободивший духовенство от выплаты дани и провозгласивший неприкосновенность храмов и церковного имущества. Идеологическое разнообразие Золотой Орды хорошо прослеживается на материалах могильника у Красноярского городища (на бугре Маячный, близ с. Красный Яр). Среди погребений конца XIII-начала XIV в. имеются совершенные по мусульманскому обряду; явно языческие, с богатым погребальным инвентарем (причем особенности погребального обряда позволяют говорить о полиэтничности населения данного пункта). Найдено также два христианских погребения. Только в правление хана Узбека «Дешт-и-Кипчак, который всегда был обиталищем неверия и ереси и местопребыванием смуты и нечестия, стал страной поклонения, и там были основаны благотворительные учреждения и места поклонения», т.е. ислам был возведен в ранг государственной религии. Правда,языческая знать заявила Узбеку: «Ты ожидай от нас покорности и повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и нашего исповедания и каким образом мы покинем закон и устав Чингисхана и перейдем в веру арабов?» «...Узбек... собрав войско, одержал верх (над ними). Сына Токтая с 120 царевичами из рода Чингисханова он убил...». Как видим, веротерпимость в Золотой Орде была временным явлением. С чисто восточной основательностью Узбек вырезал всех идейных противников, и не только монголов-язычников, но и монголов-христиан (кроме тех, что бежали на Русь, положив начало татарским служилым князьям). Правда, архиепископство Сарское сохранялось, но теперь православное духовенство обслуживало исключительно русское население Орды, а миссионерская деятельность его сходит на нет. В городах начинается бурное строительство культовых сооружений. У нынешнего села Лапас строятся ханские мавзолеи, вокруг которых группируются усыпальницы знати. Но, как это часто бывает, религиозная реформа, насаждаемая сверху, с трудом утверждается в массовом сознании. Ислам был внедрен лишь в городах, среди знати Ак-Орды, но уже в Кок-Орде значительная часть представителей социальных верхов продолжает исповедовать традиционные верования. В сущности, в Заволжье пережитки язычества сохранялись, например, у казахов вплоть до конца XIX в. Даже в центре владений Ак-Орды спустя сто лет после Узбека Иосаф Барбаро фиксирует языческие верования: «Однажды... я увидел на земле опрокинутую деревянную миску. Я подошел и, подняв ее, обнаружил, что под ней вареное просо. Я обратился к татарину и спросил, что это такое. Он мне ответил, что это положено язычниками... О татарах.же нечего сказать другого, кроме разве того, что те из них, которые остались язычниками, поклоняются истуканам, возя их с собой на своих телегах...».

История Астраханского края: Монография. - Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 2000. 1122 с.




Источник : http://astrakhan.ru/history/
Данный материал опубликован с разрешения администрации "Астраханского Регионального Портала". Комментарии:
Пока комментариев нет